coraxxx (coraxxx) wrote,
coraxxx
coraxxx

Categories:

"Метод академика Сахарова" - провал в 1977 г. первой лубянской провокации с терактом в метро, ч.1

Благодаря политическому и гражданскому подвигу А.Д.Сахарова - Лубянка провалилась в 77-м со своей первой, "лабораторной", политпровокацией с массовым убийством москвичей в метро


Взорванный на Арбатско-Покровской линии вагон метро. 1977
========================================================

ВОКРУГ ВЗРЫВОВ В МОСКВЕ

Хроника текущих событий № 44

8 января [1977 года] в московском метро произошел взрыв. 10 января ТАСС сообщило, что взрыв был небольшой силы, «пострадавшим оказана медицинская помощь, ведется расследование». Позднее на партийных активах рассказывалось, что 8 января незадолго до взрыва в метро на улице 25 Октября произошло еще два взрыва.

Западная печать и радио оживленно комментировали это событие. Обсуждалась версия, по слухам, исходящая из официальных источников, по которой взрыв в метро – дело «диссидентов». При этом все комментаторы ссылались на корреспондента одной из английских газет, советского гражданина Виктора ЛУИ, известного своей близостью к КГБ.Позднее В.ЛУИ заявил, что в своем сообщении о взрывах он термина «диссиденты» не употреблял.

11 января бывший член ВСХСОНа (Хр.1) Леонид БОРОДИН сделал Заявление для печати:

Поддерживая даже в порядке обсуждения версию взрыва в московском метро как якобы акцию диссидентов, западное радио и печать поступают крайне безответственно. Если бы кто-то решился покончить со всякого рода оппозицией в СССР, то начал бы именно с подобных действий, т.е. террористических актов. Сегодня все, кто именует себя инакомыслящими, будь то либерально-демократическая часть их или национально-религиозное направление, – все крайне отрицательно относятся даже к менее радикальным средствам. Запад должен понимать, что то, что для него является материалом для сенсаций, для нас, как и в данном случае, есть вопрос нашего существования. Заявление Виктора Луи есть сознательная дезинформация, рассчитанная на любовь к сенсациям западной прессы. Оно есть нелепость и абсурд со всех точек зрения.

12 января к мировой общественности обратился А.Д.САХАРОВ:

... Я не могу избавиться от ощущения, что взрыв в московском метро и трагическая гибель людей – это новая и самая опасная за последние годы провокация репрессивных органов. Именно это ощущение и связанные с ним опасения, что эта провокация может привести к изменениям всего внутреннего климата страны, явились побудительной причиной для написания этой статьи. Я был бы очень рад, если мои мысли оказались неверными...

В тот же день домой к Владимиру РУБЦОВУ пришли два сотрудника КГБ. Они попросили вспомнить, где он был 8 января вечером, и сказали, что это очень важно в связи с неким транспортным происшествием...

Подобным же «внепротокольным допросам» в связи со взрывами подверглись секретарь советской секции «Международной Амнистии» Владимир АЛЬБРЕХТ и бывшие политзаключенные Иван ЧЕРДЫНЦЕВ (Владимирская обл.), Вячеслав РОДИОНОВ (Александров), Владимир ЖИЛЬЦОВ (Горький). Известно, что «допрос» АЛЬБРЕХТА проводился в очень грубой форме, с угрозами ( «Сними очки – в морду дам!»); у него вырвали и осмотрели портфель. Допрашивающие не представились и не предъявили никаких полномочий на допрос и обыск. 22 января только что освободившемуся из Владимирской тюрьмы Крониду ЛЮБАРСКОМУ (см. раздел «После освобождения», [ХТС №44]) в милиции сказали, что, если бы он вышел немного раньше, ему пришлось доказывать свое алиби на день взрыва. 14 января Московская группа «Хельсинки» организовала пресс-конференцию, на которой от имени украинской и московской групп «Хельсинки», Инициативной группы защиты прав человека в СССР, Инициативной группы защиты прав человека в Грузии, советской секции «Международной Амнистии», Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях, Еврейского движения за выезд в Израиль и Христианского комитета защиты верующих было сделано заявление:

...Диссиденты относятся к террору с негодованием и отвращением. ...Мы обращаемся к работникам средств информации во всем мире с призывом употреблять термин «диссиденты» только в этом смысле и не расширять его включением лиц, применяющих насилие. ...Мы просим помнить, что каждый журналист или комментатор, который не проводит различия между диссидентами и террористами, помогает тем, кто старается возродить сталинские методы расправы с инакомыслящими.

На этой же пресс-конференции к Форуму миролюбивых сил в Москве обратились Петр ГРИГОРЕНКО и Юрий ОРЛОВ. Они заявили, что сейчас в СССР «ситуация опасным образом напоминает дни поджога Рейхстага».

В последние дни власти решились применить против этих групп (групп «Хельсинки» – Хр.) тот арсенал средств, который был испытан в СССР и Германии 43-44 года назад – подлоги, инсинуации, клевету...

25 января А. Д. САХАРОВ был вызван в Прокуратуру СССР.

Заместитель Генерального Прокурора СССР С. И. ГУСЕВ сказал ему:

... Цель вызова – официальное предупреждение. Недавно вы сделали и широко распространили заявление, которое используется враждебной нам зарубежной пропагандой. В этом заявлении вы чудовищно и клеветнически утверждаете, что взрыв в московском метро – дело рук и провокация органов власти...,направленная против так называемых диссидентов. Вы обязаны дезавуировать свое заведомо ложное утверждение, опубликовав опровержение... Некоторое время назад вы были предупреждены заместителем Генерального Прокурора СССР тов. Маляровым, но продолжали ваши действия, которые по законам СССР являются уголовно наказуемым деянием. Вы злоупотребляете нашим терпением. Сегодня я предъявляю вам второе чрезвычайно серьезное предупреждение. Вы должны сделать выводы. В противном случае вы будете нести ответственность по закону.

ГУСЕВ предложил А. Д. САХАРОВУ подписать Предупреждение:

Гражданин Сахаров А. Д. предупреждается в том, что он сделал заведомо ложное клеветническое заявление, в котором утверждается, что взрыв в московском метро является провокацией органов власти, направленной против так называемых диссидентов. Гр. Сахаров предупреждается, что при продолжении и повторении его преступных действий он будет нести ответственность в соответствии с действующими в стране законами.

САХАРОВ ответил:

Я отказываюсь подписать этот документ. Я прежде всего должен уточнить сказанное вами относительно моего последнего заявления. В нем нет прямого обвинения органов КГБ в организации взрыва в московском метро, но я высказываю определенные опасения (ощущения, как у меня написано). Я высказываю в нем также надежду, что это не было санкционированное свыше преступление. Но я сознаю острый характер моего заявления и не раскаиваюсь в нем. В острых ситуациях необходимы острые средства. Если в результате моего заявления будет проведено объективное расследование и найдены истинные виновники, а невинные не пострадают, если провокация против диссидентов не будет осуществлена, я буду чувствовать большое удовлетворение. Я имею сейчас веские основания для опасений. Это – провокационная статья Виктора Луи в газете «Лондон ивнинг ньюс», до сих пор не дезавуированная газетой. Это начавшиеся допросы о местонахождении в момент взрыва лиц, относительно которых мне ясна их непричастность. Это многие убийства последних месяцев, в которых можно предполагать участие КГБ и которые не были расследованы. Я упомяну о двух из них – об убийстве поэта Константина Богатырева и юриста Евгения Брунова. Вы ничего не сказали об этих убийствах, занимающих важное место в моей аргументации.

26 января в советских газетах было помещено короткое сообщение ТАСС о вызове А. Д. САХАРОВА в Прокуратуру СССР под заголовком «Клеветник предупрежден». 29 января 16 человек опубликовали заявление «По поводу предупреждения и угроз А. Д. Сахарову», в котором они отмечают, что ГУСЕВ, назвав заявление САХАРОВА преступлением,

грубо нарушает Закон, т. к. по ст. 102 Конституции СССР... никто не может быть признан (а, следовательно, и наказан) преступником иначе, как по приговору суда... Мы, как и А. Д. Сахаров, не исключаем и другие версии... Ст. 51 Конституции СССР вменяет в обязанность Верховному Совету СССР в необходимых случаях назначать следственные комиссии. Специально созданная для расследования дела о взрыве в московском метро 8/1-77 г. следственная комиссия должна расследовать все возможные версии, в том числе и версию, выдвинутую А. Д. Сахаровым. Не подлежит сомнению, что вся работа такой комиссии должна быть гласной.

23 февраля в газете «Нью-Йорк Таймс» была напечатана статья С.И.ГУСЕВА под названием «Москва о Сахарове». Изложив официальную оценку заявления А.Д.САХАРОВА от 12 января (см. выше), ГУСЕВ пишет:

Исходя из соображений гуманности, мы пока что не применяем к Сахарову и некоторым другим лицам меры морального и предупредительного характера. Это часто оценивается иностранной прессой и некоторыми «диссидентами», включая Сахарова, как результат внешнего давления на советские власти, которые, как полагают, вынуждены «считаться с западным общественным мнением». Все это беспочвенные иллюзии...

5 марта А. Д. САХАРОВ ответил на эту статью:

... Статья Гусева написана вскоре после опубликования письма ко мне Президента США Д. Картера (см. раздел «Выступления Сахарова» – [Хр. 44]) и является реакцией на него... Статья Гусева – это явная попытка проверить твердость... позиции Запада... Гусев тенденциозно излагает мое заявление и полностью умалчивает о моей аргументации. Сам же он в своей статье через полтора месяца после взрыва ничего не сообщает о том, ведется ли расследование этого преступления. Гусев также обходит молчанием, ведется ли расследование тех пяти убийств, о которых я пишу в своем заявлении... Каждый день приносит сегодня новые проблемы. Так, 4 марта газета «Известия» публикует отвратительную провокационную статью, в которой желающие эмигрировать евреи обвиняются в шпионаже. Это – современный вариант дела Дрейфуса.

ДЕЛО О ВЗРЫВЕ В МЕТРО

Хроника текущих событий № 52

8 января 1977 г. произошел взрыв в поезде московского метро. Тогда же власти попытались связать этот террористический акт с деятельностью диссидентов (Хр.44). 31 января 1979 г. [в «Известиях»] было опубликовано следующее сообщение:

В Верховном суде Союза ССР

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда СССР рассмотрела в открытом заседании уголовное дело по обвинению особо опасного рецидивиста Затикяна С.С. и двух его сообщников в совершении в январе 1977 г. в вагоне московского метрополитена взрыва, повлекшего за собой человеческие жертвы. В ходе судебного разбирательства вина подсудимых полностью доказана показаниями свидетелей, заключением экспертизы и другими материалами дела. Затикян и его сообщники приговорены к исключительной мере наказания – смертной казни. Приговор приведен в исполнение.

Осуждены и преданы смертной казни трое: Степан ЗАТИКЯН,

Акоп СТЕПАНЯН и Завен БАГДАСАРЯН.

Степан ЗАТИКЯН (1947г.р.), окончив школу с золотой медалью, поступил в Ереванский политехнический институт. В 1968г. студент 3-го курса ЗАТИКЯН был арестован как один из активных участников группы, издававшей подпольную газету «Парос» ( «Маяк»). Именно из этой группы выросла впоследствии Национальная объединенная партия Армении – НОП. ЗАТИКЯНУ было предъявлено обвинение в «антисоветской агитации и пропаганде», и он был осужден на четыре года лагерей строгого режима. Свой срок он отбывал сначала в мордовских лагерях, а затем во Владимирской тюрьме, куда был переведен за протесты против произвола лагерной администрации (Хр.25, 27). После освобождения по концу срока ЗАТИКЯН был поставлен под административный надзор. Последнее время он работал на Ереванском электромеханическом заводе сборщиком трансформаторов. В общественной деятельности он не участвовал, считая эмиграцию самым разумным выходом для себя и для других армян, отбывших заключение.

В 1975 г. ЗАТИКЯН направил в Верховный Совет заявление, в котором отказывался от советского гражданства и просил предоставить ему возможность выехать в любую несоциалистическую страну. Вместе с заявлением он послал и свой паспорт. Ответа ЗАТИКЯН не получил, а паспорт был переслан в КГБ. ЗАТИКЯНА вызвали туда, но он идти отказался.Тогда паспорт передали в милицию, куда вызвали жену ЗАТИКЯНА.

Паспорт отдали ей. В сентябре 1977 г. (за полтора месяца до последнего ареста) ЗАТИКЯН был доставлен в КГБ, где с ним беседовали около 12 часов. Тогда ни о каких диверсиях, взрывах, террористических актах разговора не было... Хроника» не располагает сведениями о двух других осужденных. Известно только, что Акоп СТЕПАНЯН (1949г.р.) и Завен БАГДАСАРЯН (1954г.р.?) – родственники, оба – рабочие; СТЕПАНЯН работал сварщиком по ремонту городских сооружений и жил по соседству с ЗАТИКЯНОМ. СТЕПАНЯН и БАГДАСАРЯН были арестованы в конце октября 1977 г. 27 октября СТЕПАНЯНА в последний раз видели дома; 30 октября на его квартиру пришли с обыском... Одновременно с арестом ЗАТИКЯНА, СТЕПАНЯНА и БАГДАСАРЯНА начались обыски и допросы их друзей и родственников. Вскоре допрашиваемым стали говорить, что ЗАТИКЯН, СТЕПАНЯН и БАГДАСАРЯН виновны во взрыве в московском метро ...Спрашивали... об отношении арестованных к идее террора, выясняли, не предпринимали ли они попыток достать взрывчатку;интересовались взглядами ЗАТИКЯНА, СТЕПАНЯНА и БАГДАСАРЯНА ... Во многих случаях на свидетелей оказывалось давление.

Так, Васьену КАРАХАНЯНУ угрожали арестом за печатание листовок, в чем он, по утверждению следователя, был замешан в 1968 г. В начале 1978 г. по тому же обвинению, которым угрожали КАРАХАНЯНУ, арестовали братьев Володю и Месропа САРАТИКЯНОВ.

Тем временем распространился слух, что они причастны к делу о взрыве. Через четыре месяца их освободили. Допрашивали также заключенных – бывших солагерников ЗАТИКЯНА: ТАМОЯНА, ВАНДАКУРОВА и др. Были допрошены Паруйр АЙРИКЯН и Шаген АРУТЮНЯН (их привозили в Москву – Хр.51). АРУТЮНЯНУ предложили «вопросник» из 30 пунктов, ответы на которые он должен был обдумать в камере. Вопросы касались дела о взрыве в метро, НОП и Армянской группы «Хельсинки». Содержание «вопросника» свидетельствует о попытках связать взрывы с деятельностью Национальной объединенной партии и Хельсинкской группы. АРУТЮНЯНУ позволили увезти текст «вопросника» из Лефортова в лагерь...

Начиная с весны 1978 г. некоторые сведения о деле ЗАТИКЯНА, СТЕПАНЯНА и БАГДАСАРЯНА начали распространяться по официальным и полуофициальным каналам. На инструктажах в сети политпросвещения сообщалось, что лица, совершившие взрыв в метро, арестованы и что они оказались армянскими диссидентами. Слушателям показывали фотографии арестованных, называли их имена. При этом говорилось, что распространять эту информацию пока не следует, так как над террористами предполагается провести показательный процесс, который будет широко освещаться средствами массовой информации. Версия о виновности арестованных распространялась в Армении. По утверждению бывшего политзаключенного Азата АРШАКЯНА, сотрудники госбезопасности убедили его в том, что ЗАТИКЯН, СТЕПАНЯН и БАГДАСАРЯН действительно совершили этот террористический акт. Баграту ШАХВЕРДЯНУ о виновности ЗАТИКЯНА и двух других армян во взрыве сообщил офицер КГБ во время этапирования из Владимирской тюрьмы в ссылку. В сентябре 1978 г., т.е. за четыре месяца до опубликования сообщения о приговоре, в издающейся в СССР для русских эмигрантов газете «Голос Родины» сообщалось:

Среди задержанных по взрыву в московском метро в январе 1977 г. есть субъект, который был осужден ... за ведение антисоветской агитации и пропаганды... С подачи диссидентов западная пропаганда ударила во все колокола, что возвысило мерзавца в собственных глазах. Результат налицо – восхваляемый как «борец за права» преступник стал рецидивистом, убийцей москвичей ...

30 января А.Д.САХАРОВ написал письмо Л.И.БРЕЖНЕВУ, в котором, в частности, говорилось:

Есть веские основания опасаться, что в этом деле имеет место судебная ошибка или умышленная фальсификация. ЗатикЯн не находился в Москве в момент взрыва в метро – много свидетелей могут подтвердить его алиби; следствие не проявило никакой заинтересованности в выяснении этого и других важных обстоятельств. Суд без всякой к тому необходимости был полностью закрытым и секретным, даже родственники ничего не знали о его проведении. Такой суд, на котором полностью нарушен принцип гласности, не может установить истину ...

Официального ответа САХАРОВ не получил, однако 8 февраля в «Известиях» (московский вечерний выпуск) было опубликовано

письмо «Позор защитникам убийц», подписанное неким Д.В.ТЮЖИНЫМ. ТЮЖИН рассказывает, что он присутствовал на суде (не называя, впрочем, даты суда и упоминая только одного из осужденных – ЗАТИКЯНА; другие фамилии, как и в газетном сообщении о приговоре, не названы).

Автор утверждает, что организатор преступления Затикян и его сообщники были изобличены вещественными доказательствами...

В письме ТЮЖИНА впервые названо количество пострадавших во время взрыва: 44 человека, из которых 7 погибло...

И разве не требует подлинный гуманизм того, чтобы очистить землю от таких негодяев?!

– пишет автор. Однако письмо ТЮЖИНА посвящено не только рассказу о процессе. Тюжин обрушивается на тех, кто «подлых негодяев, заложивших бомбу в метро... пытается взять под защиту»:

Первоисточником клеветнической информации, распространенной среди иностранных корреспондентов, как об этом сообщили радиостанции Запада, является академик А. Сахаров. Именно он разглагольствует о невиновности привлеченных к уголовной ответственности. Это не ново для Сахарова... А на Западе нашлись досужие благодетели, которые рассуждают о жестокости приговора. Думаю, им все равно, за кого выступать, лишь бы под флагом защиты прав человека...

К письму ТЮЖИНА было сделано редакционное примечание:

Письмо москвича Дмитрия Владимировича Тюжина – одно из многих, поступивших в «Известия». Во всех письмах звучит гнев по поводу злодейского преступления Затикяна и его сообщников, полностью одобряется справедливый приговор Верховного суда СССР.

В распоряжении «Хроники» есть два письма, посланных в «Известия», авторы которых, напротив, сомневаются в справедливости приговора и возмущаются извращением позиции САХАРОВА по делу о взрыве в метро. Научный работник из Калинина И. Г. ДЯДЬКИН пишет:

О суде над Затикяном и сообщниками вы сообщили в прошедшем времени: суд был, были изобличены, был приведен в исполнение смертный приговор... Двухлетняя таинственность и послерасстрельное сообщение о процессе дают основание сомневаться, осуществлено ли правосудие... Статья преднамеренно подменяет тезис о необходимости публичной гласности, беспристрастности и своевременного освещения судебного разбирательства тезисом о защите убийц.

В письме И. КОВАЛЕВА, отправленном в «Известия» 14 февраля, говорится, что

утверждение Тюжина, будто Сахаров стремится покрыть преступников, скажем мягко, не соответствует действительности и, говоря его же словами, представляет «позорное зрелище, вызывающее отвращение у каждого честного человека».

КОВАЛЕВУ прислали ответ:

«Известия» 28.02.1979 г.

Уважаемый товарищ Ковалев!

Получили Ваше гневное письмо с осуждением Сахарова! Разделяем Ваши чувства. Ваше мнение (а таких писем редакция получила очень много) мы доведем до сведения Президиума Академии наук СССР.

Отдел права и морали

(Ответ отпечатан типографским способом, фамилия вписана.)

Вскоре начались демонстративные выходки против САХАРОВА, учиняемые якобы родственниками погибших в метро. Эти «родственники», раздобывшие неизвестно каким образом домашний адрес и телефон САХАРОВА («Мосгорсправка» отказывается давать их), врывались в его квартиру, оскорбляли его и угрожали расправой. Все они утверждали, что лично присутствовали на процессе. Однако никто не назвал ни своего адреса и места работы, ни точной даты суда. САХАРОВУ также угрожали по телефону и в письмах без обратного адреса.

По поводу этой хулиганской кампании к ЩЕЛОКОВУ и АНДРОПОВУ обратились Георгий ВЛАДИМОВ, Владимир ВОЙНОВИЧ, о.Сергий ЖЕЛУДКОВ, Лев КОПЕЛЕВ, Владимир КОРНИЛОВ, Раиса ЛЕРТ и Лидия ЧУКОВСКАЯ. Они писали:

Академик Сахаров никогда не защищал убийц, а только ходатайствовал о гласности и справедливости суда.

окончание в следующей записи
Tags: "Метод Сахарова", Лубянка, провокация как политический метод, террор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments